yandex-metrika

Александр Рюмин

Сказки и были азулежу

Сказки и были азулежу

Сказки и были азулежу
Загрузка ...

В мире много сказок

Грустных и смешных,

И прожить на свете

Нам нельзя без них.

Юрий Энтин

В далеком детстве я очень любил слушать сказки. Мне читала их бабушка. Мама и папа много работали и приходили домой только к вечеру. Одни из самых любимых — сказки Александра Сергеевича Пушкина — «Сказка о рыбаке и рыбке», «Сказка о царе Салтане», «Сказка о золотом петушке».

С удовольствием рассматривал детские книжки с красивыми картинками, рисунками с узорами и орнаментом вокруг текста. Я с нетерпением ждал, когда бабушка освободится от домашних дел и начнет читать сказку, а пока рассматривал узоры на рисунках и мне представлялись герои сказок, фантазировал об их новых приключениях. Особенно нравились мне красочные иллюстрации к русским сказкам и былинам, сделанные художником Иваном Билибиным в своеобразной декоративно-графической орнаментальной манере.

Рисунки Билибина всегда выполнялись с оригинальным орнаментом, во многом основаны на стилизации мотивов русского народного и средневекового искусств. Поэтому в то время дорога в мир сказок начиналась для меня в первую очередь с узоров и орнаментов в детских книжках. Картинки из книг со сказками являются одними из первых наших образов, которые мы впитывали по-детски естественно. Они способствуют развитию фантазии и воображения.

Удивительное состояние радостного изумления, какого-то детского ожидания вот-вот начинающейся сказки я испытал недавно в Португалии, когда оказался среди обилия разнообразных узоров, орнаментов, рисунков, картин на керамических плитках. Будто открылась волшебная дверь в мир сказок. Изразцами местные жители украшают интерьеры домов, на плитках пишут названия улиц, магазинов, кафе. Иногда настоящие шедевры можно увидеть в абсолютно обыденной обстановке. Настоящий праздник для глаз. В этом волшебном пространстве кажутся возможными разнообразные диковинные чудеса.

Азулежу, или португальская глазурованная керамическая плитка, используется для украшения всех типов поверхностей в Португалии, начиная от стен зданий (церквей, дворцов, железнодорожных вокзалов и жилых домов) и заканчивая скамейками, фонтанами, обеденными столами, лестницами и нумерацией домов.

В самом деле, азулежу повсюду в Португалии. Здесь сложно найти дом, в котором не было знаменитого украшения. Несмотря на то, что азулежу — это всего лишь керамическая плитка размером 14х14 сантиметров, португальцы превратили её в настоящее произведение искусства и собственную гордость.

Мавры — население древней Мавритании, исповедовавшие ислам арабы и африканские племена берберов Северо-Западной Африки, которые завоевали Иберийский полуостров и поселились там в VIII веке.

Википедия

Истоки появления азулежу. Первые образцы керамической плитки были найдены в Месопотамии, или Междуречье, между реками Тигр и Евфрат, в четвёртом тысячелетии до нашей эры. Ассирийцы и вавилоняне, использовавшие плиты для украшения храмов, а позже древние греки и римляне не могли не оценить удобство материала, из которого изготавливались пластины. Глина была легкодоступной, податливой в обработке — но твердея при обжиге, она становилась не менее прочной, чем камень.

Однако «золотой век» керамической плитки наступил позже, в период Арабского халифата (ок. VIII—XIII век н.э). Материал стал использоваться для украшения как фасадов, так и внутренних стен зданий. Исламская художественная традиция избегала фигуративных изображений, поэтому предпочтение отдавалось арабескам — орнаментам, сочетающим в себе ритмически организованные растительные и каллиграфические элементы.

Первоначально это ремесло было разработано для имитации византийской и римской мозаики, и именно по этой причине плитки называются азулежу — слово, происходящее от арабского слова «зеллиге», что означает полированный камень. Некоторые из самых ранних производств плитки в Европе начались в Севилье, Испания, где плитка была покрыта глазурью и разрезана на более мелкие части, а затем снова собрана в геометрические узоры.

Португальский король Мануэль I влюбился в эту технику после визита в Севилью в 1503 году, а позже представил это ремесло своей родной стране. Азулежу широко использовались в Национальном дворце Синтры, недалеко от Лиссабона, и с тех пор любовь португальцев к азулежу только росла. Настолько, что они даже переняли мавританскую традицию horror vacui (или страха перед пустым пространством) и стали полностью покрывать стены глазурованной плиткой.

Португальское использование азулежу резко изменилось на протяжении многих лет, и каждый регион страны разработал свой собственный уникальный и характерный способ использования плитки. Хотя азулежу пришел в Европу в первую очередь как ремесленная дисциплина, в Португалии он превратился в самостоятельную форму высокого искусства.

И стены высятся, как древние киоты:

И чернь, и киноварь, и пятна позолоты,

И лики стёртые неведомых икон.

Максимилиан Волошин

Становление и развитие азулежу. В период с начала до середины XVI века португальцы в основном полагались на иностранный импорт плитки из Севильи на юге и в меньших масштабах из Антверпена на севере. Именно в это время гончары из Италии открыли мастерские в Севилье и привезли с собой технику майолики — разновидность керамической посуды с оловянной глазурью, которая позволяла им представлять более разнообразные и фигуративные предметы и темы в своих композициях из плитки, а также влияние итальянского ренессанса и маньеризма.

Это развитие техники вызвало переход от исключительно повторяющихся узоров к форме художественного творчества, когда плитка рисовалась, как если бы это была деревянная панель или холст. Следовательно, большинство плиток стали показывать аллегорические и мифологические изображения жизни святых и сцены из Библии, а также сцены охоты. Теперь вместо мастеров, создающих повторяющиеся узоры из плиток, художники раскрашивали их в виде крупномасштабных панелей и подписывали свои творения своими именами.

Во второй половине XVI века азулежу начали использовать для украшения больших пустых пространств, например, в церквях и монастырях, а также для украшения фасадов церковных алтарей. Это началось с простых диагональных плиток, которые затем были заменены горизонтальными полихромными плитками, обычно изображающими переплетения узоров и мотивы цветов и гирлянд.

В XVII веке эти плитки часто служили окантовкой для небольших вотивных сцен из жизни Христа или одного из святых. Подобные композиции стали известны как «азулежу де тапете» или ковровые композиции из-за вдохновения от богатых цветов и узоров тканей и ковров, привезенных с Востока.

В конце XVII века голландцы начали производить однотонную бело-голубую плитку, имитирующую желанный стиль знаменитого китайского фарфора династии Мин. Эта разновидность азулежу стала чрезвычайно популярной среди португальских аристократов, и они начали в больших количествах заказывать их для украшения своих дворцов и церквей. Португальские художники-плиточники также начали копировать эту технику, и после того, как король Петр II прекратил весь импорт азулежу с 1687 по 1698 год, они вскоре использовали только плитку, изготовленную, спроектированную и расписанную португальскими художниками.

Сине-белый стиль стал самой доминирующей тенденцией, и это совершенно очевидно сегодня в его преобладающем распространении по всей стране.

В Португалии конец XVII-го и начало XVIII-го веков стали известны как «Ciclo dos Mestros» или «Цикл мастеров», также известный как «Золотой век азулежу». В это время они начали производить плитку в массовом порядке, в значительной степени из-за увеличения спроса внутри страны, а также из Бразилии (тогда португальской колонии). Стили и мотивы, используемые в росписи плитки, продолжали меняться, поскольку на них повлияли богато украшенные стили барокко и более деликатно орнаментальные стили рококо.

После разрушения великим землетрясением 1755 года и последующей реконструкции Лиссабона использование азулежу стало приобретать более функциональную роль, что стимулировало возврат к более простым рисункам и мотивам.

Это стало известно как стиль Помбалин — в честь маркиза Помбала, которому было поручено возглавить работы по восстановлению страны и Лиссабона после землетрясения. Керамическая плитка оказалась достаточно дешёвым, прочным и долговечным материалом для отделки домов, защищала от сырости, жары и шума.

Я не смотрю на мир бегущих линий,

Мои мечты лишь вечному покорны.

Пускай сирокко бесится в пустыне,

Сады моей души всегда узорны.

Николай Гумилев

В XIX и XX веках азулежу продолжали развиваться под влиянием распространенных художественных течений того времени. В XIX веке произошел переход к более сдержанному неоклассическому стилю, который также сопровождался индустриализированными методами производства простых стилизованных рисунков. В XX-м веке выдающиеся стили ар-нуво и ар-деко начали влиять на стиль португальских азулежу.

В течение XX-го века работа нескольких художников вызвала кажущееся возрождение и современное обновление традиционного искусства азулежу. Форма искусства даже расширилась от простого украшения фасадов надземных зданий до украшения стен лиссабонского метрополитена. Нескольким современным художникам в 70-х и 80-х годах было поручено создать панели азулежу, украшающие каждую уникальную станцию метро по всему городу.

Сегодня искусство азулежу все еще живо и процветает в Португалии. Есть несколько оригинальных фабрик XVII-го и XVIII-го веков, которые работают до сих пор, копируя традиционные стили прошлых лет, а также создавая новые. И художники продолжают самовыражаться в различных формах с помощью этого невероятно универсального средства.

На протяжении длительной истории изготовление плитки подвергалось влиянию разных стилей вплоть до модерна и стилей XX-го века. Однако вечной классикой считается техника изготовления азулежу XVIII-го века — кобальтовый синий рисунок на белом фоне. После обжига в печи краска становится особенно насыщенной. И, конечно же, чем старее плитка, тем она ценнее.

Находясь в Португалии, важно найти время, остановиться и внимательно посмотреть вокруг: чтобы по-настоящему оценить открывающуюся вашему взгляду картину, и постараться впитать постоянно меняющийся исторический гобелен, вылепленный из расписных плиток, который вас окружает. Эти необыкновенные рисунки и узоры обладают особенной притягательной силой. Они будят воображение и заманивают дальше и дальше пройти загадочными тропами нашей фантазии, чтобы открыть новые миры.

Может быть, тогда не стоит противиться возникшему желанию взять в руки оригинальные образцы плитки и даже забрать готовый продукт домой в качестве сувенира. Многовековая форма искусства — это поистине невероятный способ художественного выражения, который стал во многом определять Лузитанский дух страны. Это определенно то, что следует увидеть!

Понравилась статья? Вы можете поделиться:

Ознакомиться с моими услугами и ценами